Optron #06
09 января 1998

Так кто же первый? - Когда и как появился Первый Отечественный Спектрум?..


              ──══════════──


      ╔════────
      ║
      │    Так, кто же первый?    │
                                  ║
                          ────════╝

(C) Владимир Климус,
    Сергей Филимоновй вопрос долго
мучил  и  меня. Как-то однажды в разговоре
Сергей вскользь упомянул о том, что первый
Спектрум в СССР был, оказывается, разрабо-
тан во Львове, что он знает людей, которые
принимали  непосредственное  участие в его
создании,  и  что неплохо бы встретиться с
этими людьми.
  Все работы велись в ОКБ Львовского Поли-
технического института - секретное, режим-
ное предприятие в то время, ныне называет-
ся  НИКИ  ЭЛВИТ  (Научно-Исследовательский
Конструкторский Институт Электронно-Вычис-
лительной  Измерительной  Техники) госуни-
верситета "Львовская Политехника". В орга-
низации встречи нам помог начальник отдела
метрологии  Марченко  Эдуард  Андреевич  -
свидетель     перевоплощения    фирменного
Спектрума  в отечественный, дизайнер внеш-
него  вида  корпуса  компьютера,  человек,
впервые подключивший Спектрум к телевизору
через антенный вход.
  И  вот  через некотрое время нам удалось
встретиться  и  взять интервью у одного из
авторов  первого отечественного Спектрума.
Еще  по  дороге, когда мы шли на встречу с
этим  разработчиком, Эдуард Андреевич про-
ронил оригинальную фразу: "Если бы я, видя
тогда,   в   85-м,  что  они  "изобретают"
Спектрум,  знал  что  где-то  в 88-89-м со
всех  предприятий  Союза  напрочь пропадут
микросхемы  памяти  РУ5, причем настолько,
что некоторые государственные заказы почти
невозможно  было выполнить, я бы, конечно,
им не дал этого делать!".
  Говорим  мы с Юрием Дмитриевичем Добушем
-  человеком,  который  первым в Советском
Союзе  воспроизвел фирменный Спектум: пол-
ностью   "расколол"   и   переработал   на
дискретные  элементы отечественной промыш-
ленности  сверхсекретную микросхему ULA, в
которой,  фактически,  и  содержался  весь
компьютер,  не считая памяти, процессора и
пару  мультиплексоров.  Также в разработке
принимали  участие  Евгений Евгеньевич На-
топта и Олег Васильевич Старостенко. Рабо-
ты велись в 84-85 годах. В разговоре также
принимает участие Эдуард Андреевич Марчен-
ко - свидетель тех замечательных событий.

  >  Юрий Дмитриевич, для начала расскажи-
те, чем вы занимаетесь в данный момент.

ЮД>  Сегодня  я пребываю, можно сказать, в
двух ипостасях, во-первых, я остаюсь науч-
ным  сотрудником,  заведующим лабораторией
НИКИ  ЭЛВИТ госуниверситета "Львовская По-
литехника". Лаборатория занимается компью-
терными     технологиями,     разработками
электроизмерительных   приборов,  а  также
систем связи. Работы в лаборатории продол-
жаются, по-моему, неплохо. Имеем заказы из
Канады, из Индии: это приборы по энергети-
ке.  Имеем  специфические  разработки: это
приборы  для связи, каналы уплотнения, мо-
демы.  Во-вторых,  я являюсь депутатом об-
ластного  совета,  был  главой комиссии по
вопросам  поддержки  законности  и военных
проблем. 23 июня возглавил областную орга-
низацию  Республиканско-Хрестианской  пар-
тии.  Сейчас являюсь кандидатом в депутаты
Верховного  Совета,  десятый  в  партийном
списке.

  >  Давайте,  собственно вернемся в исто-
рию.  Поговорим  о том, ради чего мы здесь
собрались.  Как  возникла  идея копировать
Спектрум, и почему именно Спектрум?

ЮД>  Дело  в  том,  что тогда уже витала в
воздухе  потребность  в  компьютере такого
класса,  особенно,  была  необходимость  в
разработке чего-нибудь с графикой.

  > Домашний компьютер.

ЮД> Нет. Тогда еще не было такого понятия,
как  домашний компьютер. Просто компьютер,
который  бы имел хорошую графику. Это раз.
Кстати  сказать,  я  до  сегодняшнего  дня
удивляюсь и восхищаюсь тем, насколько ори-
гинально  придуман  экран (экранная память
/авт./)  в  Спектруме! Нужно было чтоб это
был  компьютер  с  достаточным количеством
программных  средств,  в частности, игр, и
чтоб  они были доступны. Это два. Что было
третьим?  Наверное  то,  что IBM'кой тогда
начали  заниматься  в  Киеве.  И  она была
очень громоздкой и дорогой. Поэтому возник
вопрос,  как  сделать  что-то  компактное,
удобное, дешевое, и одновременно надежное.
Тогда   дисководов   нормальных  не  было.
Единственное,  что  появилось, - машина СМ
1800  с  8-ми  дюймовыми  дисководами, ими
постоянно  нужно  было клацать, и это была
такая бандура... Использование же в систе-
ме  магнитофона  было  достаточно удобным.
Спектрум не создавался как бытовой компью-
тер  или  как компьютер для игр. Он созда-
вался  как система проектирования для раз-
работки  и  отлаживания  программ на 580-м
процессоре.

  >   Значит,  у  вас  появился  фирменный
Спектрум...

ЮД> Был такой Женя, где-то он имел контак-
ты. Кто-то из иностранных студентов привез
фирменный  Спектрум сюда, в ОКБ. Этот Женя
контактировал с Натоптой Евгением Евгенье-
вичем,  который,  увидев  этот  компьютер,
попросил  Женю  взять его себе домой поиг-
раться... Мы берем с работы 99-й осциллог-
раф,  тащим  его туда и буквально проходим
по всем ножкам, зарисовываем осциллограммы
этой  ULA'шки.  Кроме того, у нас была ин-
формация по структуре программного обеспе-
чения:  буквально был исписан один листок.
Еще мы считали информацию из ROM компьюте-
ра.  И начали работать. Евгений Евгеньевич
Натопта  занимался программным обеспечени-
ем,  а  я, молодой еще тогда специалист, -
конкретно железом. Собственно разработкой.
По осцилограммам восстанавливал схему.

  > Как именно? Сколько времени вам потре-
бовалось? Это же сложно!

ЮД> Это было недолго. Месяц максимум.

  >  Прямо, все возможные варианты на вхо-
дах и соответствующие им варианты на выхо-
дах и всего за месяц!?

ЮД>  Да, да, да, месяц! Но мы работали! Мы
работали так: с утра приходишь в девять, и
до  одиннадцати, пока не выгонял охранник,
и в субботу, и в воскресенье. Вот это была
работа! Кстати, интересный у нас тогда был
подход  к  синтезу  схемы:  мы не рисовали
схему  -  мы  ее паяли. И вся схема всегда
была  в  голове.  Уже, как она заработала,
так  ты  к  ней и не возвращался, главное,
чтобы  работала.  Тяжело  было  эту рутину
сделать - нарисовать схему.

  >  Фактически  идея  Спектрума  возникла
именно потому, что у Вас был Спектрум? Был
бы Atari, то работали бы над ним? Или нет?

ЮД>  Надо  вспомнить,  был ли тогда Atari.
Скорее  всего  не было, или был недоступен
во  Львове. Синклер еще интересен тем, что
он  был очень компактный и достаточно мощ-
ный по тем временам. Кстати, весьма занят-
но,  что перевая программка, которая зара-
ботала на Спектруме, был Jumping Jack (все
смеются).

  >  Классическая программа...

ЮД>  Она  такая  забавная!  Все, приходили
смотрели, это было что-то! Смотрели мы его
на  таком маленьком телевизоре (показывает
размер  телевизора  - чуть больше ладони),
который  стоял  на компьютере, компьютер -
это  была  плата  с напаянными проводками.
Где-то  она так и пропала. Кстати, я так и
не имел Спектрум дома (смеется).

ЭА>  Еще  интересно  то, что история фирмы
Синклера не началась с компьютера. Синклер
стал  известен тем, что создал первый кар-
манный   телевизор.   Причем,  использовал
трубку  с  электростатическим  отклонением
луча  фирмы Telefunken, специальную заказ-
ную трубку. Это был 77-й год. Синклер, как
говориться,  держал руку на пульсе, и, на-
копив определенный капитал, перешел к раз-
работке   компьютеров.  Разработал  первый
свой  копьютер - ZX80 (черно-белый вариант
Спектрума  16К /авт./) и он держал ноу-хау
за счет того, что микросхема ULA, стоявшая
в  нем,  нигде не продавалась, ее нигде не
было.  И  проблема  была  именно и создать
аналог этой микросхемы, чем и занялся гос-
подин Добуш.

ЮД>  Это  уже  потом можно было по разному
изощряться,  но мы повторяли осциллограмму
один в один - боялись, что программа может
не  заработать.  У  нас  были  специфичные
врезки в RAS'ы и CAS'ы. Была целая система
хитростей,  которая  позволяла все сделать
оптимально. И мы старались максимально вы-
держать все так, как оно было в оригинале.
Это  потом  уже  люди  начали думать: есть
схема и пробовали сделать по другому. Кро-
ме того, мы использовали ту элементную ба-
зу,  которая  у нас была в наличии. Напри-
мер, только через полгода в продаже появи-
лись  восьмиразрядные регистры ИР22, ИР23.
Тогда их еще не было. Поэтому там так мно-
го ИР16. И что характерно, я старался сде-
лать  компьютер с тем же потреблением, что
и у оригинала. И это удалось!

  >   Именно   поэтому   первый  львовский
Спектрум  наиболее похож, наиболее прибли-
жен к фирменному 48-му Спектруму.

ЮД> Да. Я помню, там стояла 176 серия, для
некотрых фрагментов схемы ставилась задача
не  только  реализовать,  но и оптимизиро-
вать.  Некотрые  были  с такими закрутами!
Помню,  делал  счетчик  на 176ИР2, так там
было  так  закручено, что я иногда удивля-
юсь,  как мне в голову пришло так все сде-
лать.

  >  Еще  такой  вопрос,  Юрий Дмитриевич.
Все-таки   первый  реальный  отечественный
Спектрум - "Львовский вариант"? Это несом-
ненно?

ЮД>  Несомненно.  Вместе с нами шел только
Каунас.  Но  Каунас опоздал с разработкой,
хотя  их первый вариант раньше начал рабо-
тать.  Натопта с ними контактировал и кое-
какие зарисовки были от них, там тоже были
свои наработки. Это была паралельная рабо-
та,  но  у них не получилось синтезировать
всю  схему. Мы отдали им свою схемотехнику
и тогда они смогли закончить работу.

  >  Они  позже  синтезировали,  но раньше
сделали  готовую  машину?

ЮД> Да. У них были проработки, где-то выр-
вали  какие-то  кусочки по структуре прог-
рамм, где какая память размещена. Я помню,
карты  памяти  были  привезены из Каунаса.
Это дало нам возможность работать быстрее.
А  потом  мы завезли им свою схемотехнику.
Затем   появились  ленинградские,  новоси-
бирские...

  > Да, может вы в курсе, как появился ле-
нинградский  вариант?  Сейчас  очень много
говорится о нем.

ЭА> Олег Васильевич вывез в Питер.

  > Нехороший (смеемся).

ЮД>  Я  припоминаю,  что  он был сделан на
PAL'ах, на РТ1-х.

  > Это "Балтик".

ЭА> На прошивках.

ЮД>  На  прошивках. Я тогда удивлялся, ду-
мал,  какой  дурак это делал. Ставить этот
PAL,  который  нагревался,  как неизвестно
что,  когда  не было в этом необходимости:
PAL хоть и повторял то же самое, но дешев-
ле не получалось.

  >  А если взять "Ленинградский" вариант,
то  он,  в принципе, не повторяет "Львов".
Там  стоит  совмещенное  поле памяти, а во
"Львовском" варианте РУ5, РУ6 - раздельное
поле  памяти, они с разной скоростью рабо-
тают, а там - просто РУ5 стоят.

ЮД>  Просто  тогда  стало  понятно, что их
можно совмещать. Мы еще не знали, можно ли
это делать.

  > То есть они улучшили схему?

ЭА>  Да,  но  уже  имея работающий компью-
тер на отечественных элементах...

  Кроме того, они еще и упростили и, соот-
ветственно, удешевили схему (авт.)

ЮД>  Да,  потому  что  первый был только с
РУ6-ми и местом, куда можно было доставить
дополнительно РУ5.

  > 16 килобайт?

ЭА> Да, 16 килобайт.

  > И еще интересно, что "Московский вари-
ант" 48К, о которым тоже немало упоминает-
ся в разной литературе, от "Львовского ва-
рианта" _ну, ничем не отличается_!

ЮД> Он пошел через наших заказчиков.

ЭА> Это вывезли своим заказчикам наши "ко-
мандировщики".

  >  Самое обидное, что о "Львовском вари-
анте" _нигде не упоминается_! Не знают лю-
ди о нем за пределами Львова!

ЮД>  Возможно, что это специфика нашей ор-
ганизации.  Потому, что мы сделали и пошли
дальше.

ЭА>  Переступили и пошли дальше. Кроме то-
го, у нас секретное предприятие, которое в
то время нельзя было "светить".

ЮД> Следующее, что мы сделали, и о чем то-
же никто не знает: мы первые сделали "пол-
ноценную" IBM'ку. Я тогда сразу перекинул-
ся на нее. Первыми разработчиками были ки-
евляне.  Но, что характерно, мы тогда пол-
ностью проэмулировали винчестер на СМ-3.

  >  Представляю, какая там скорость была.

ЮД> Не было слишком скоростное. На IBM все
тоже  начиналось  с  16 килобайт. Она была
еще на CP/M 80, это даже не IBM'ка была.

  >  Вернемся  все-таки к Спектруму. А как
тогда  обстояло дело с программным обеспе-
чением?  Откуда оно бралось? Как копирова-
лось?

                                        >>

<<

ЭА>  Копировали непосредственно с магнито-
фона на магнитофон.

ЮД>  Потом уже появились программы копиро-
вания, через два года уже кто-то начал пи-
сать  эти  программы.  Я лично этим уже не
занимался.  Мы  тогда  ставили вопрос, как
сделать  аппарат  для  копирования. Но там
уже  стоял  вопрос  скорости ленты. Первая
копия нормально, потом вторая, третья: все
хуже и хуже. Мы буквально полгода еще этим
побаловались  и  забыли  вообще,  как  это
всегда  бывает.  Кроме того, были проблемы
по  работе  - нас за это, мягко говоря, не
похвалили.

  > А, понятно, - начальство!

ЮД>  Не непосредственно наше начальство, а
органы.

  >  Даже  так?  (смеемся) Что нельзя было
тогда  копировать?

ЮД>  Нет,  вообще нельзя было тогда что-то
сделать.

ЭА>  Главное, что мы были режимной органи-
зацией.  Поэтому, возможно, о нас ничего и
не слышали.

  > А вообще программы откуда брались? На-
верное, их было очень мало?

ЭА> В основном из Польши.

ЮД>  Очень мало программ было. Я помню, их
можно  было  еще  коллекционировать - две,
три,  четыре... Помню, имел около пяти-де-
сяти кассет за два года. Ктати, так же как
и  на IBM'ке когда-то коллекционировал все
программки,  какие только были - все поме-
щалось  в  одну коробку, пятидюймовки, 360
килобайт (смеется).

ЭА>  Что интересно, когда они создали этот
макет,  тут  же  нашлись энтузиасты, такие
как  Старостенко  Олег Васильевич, который
работал  в этой же группе. Он и взялся это
все воплотить в "металле" - печатные платы
и прочее, прочее.

ЮД> Во-первых, его задача была по этим ви-
сящим  и  торчащим  из макетницы проводкам
воспроизвести  принципиальную  схему, раз-
вести плату и т.д. Он полгода над этим ра-
ботал (смеется).

ЭА>  Когда  Олег Васильевич уже сделал пе-
чатную  плату, то с ее появлением появился
и первый компьютер.

  >  В  каком  году  это было?

ЭА> Это был 84-85 год. И первый этот вари-
ант  он же и вывез в Москву своим заказчи-
кам.

  > Он тогда вывез в Москву и схему?

ЭА>  У  него  были  друзья  в Москве и Ле-
нинграде, вероятно, что он туда ее и пота-
щил.

  >  Я  так  понимаю,  что  в  Москве тупо
"сдерли" схему...

ЮД> Да.

  >  А  в  Ленинграде  не сдирали, а взяли
только идею?

ЭА>  Важно, что уже был работающий компью-
тер,  и  это  вселяло уверенность, что все
пойдет. А ведь когда ставились первые мик-
росхемы, то они по техническим характерис-
тикам  не  проходили.  Это был тоже своего
рода риск.

  >  Да! Говорили, что отечественные РУ5-е
вообще не должны были там работать.

ЭА> Совершенно верно!

ЮД> Так они вообще никогда не работали. Ну
РУ6-e  потом начали работать, а РУ5-е я не
помню, чтобы они работали.

  > А какие были проблемы?

ЮД>  Ну, вроде бы работает, но сбоит. Сбо-
ит.  По той жа причине СМ1800-е поястоянно
сбоили,  постоянно ломались. На наших мик-
росхемах ничего нормального сделать нельзя
было,  особенно память. Это была катастро-
фа.  Я еще припоминаю, мы такие толстенные
шины питания ставили и конденсаторы сверху
навешивали  -  это ужас. У меня еще где-то
такие платы есть. Чем характерна наша "па-
мять",  что там внутри конденсаторы стоят,
и  во время регенерации, во время фронтов,
за  счет  их  перезарядки она очень сильно
потребляла,  и  там  такие "звоны" были...
Что мы только ни делали: и многослойные, и
развязки как только ни ставили, даже фирмы
тогда  рекомендовали, как разводить матри-
цу,  как проводники пускать. Самое плохое,
что наши конденсаторы имели большую индук-
тивность  выводов  и они для фильтрации не
годились.  С  этим  мы  столкнулись уже на
IBM'ке, когда на РУ3-их память делали.

  > Что ж, спасибо вам за такое интересное
интервью.

ЮД> Спасибо вам.

  Ну,  что ж, интервью действительно полу-
чилось весьма интересным и познавательным.
Думаю,  теперь ни у кого не должно возник-
нуть  сомнений  в  том,  что  первым  оте-
чественным     Спектрумом    был    именно
"Львовский"   вариант,   а  не,  допустим,
"Москва 48" или какая-либо другая машина с
раздельным  полем памяти, которые "...наи-
более  полно копируют идеологию и архитек-
туру оригинального Спектрума..." (ZX-Ревю,
N1  за  1991  год, стр. 15). На самом деле
они  наиболее  полно,  а та же "Москва 48"
просто  один  в один, копируют "Львовский"
вариант. Да что говорить о машинах с двумя
линейками  памяти,  если даже на принципи-
альной схеме "Пентагона" многие микросхемы
имеют  те  же  порядковые  номера, что и в
аналогичных  цепях  "Львовского" варианта!
Это  не  может  быть простой случайностью.
Считаю,  что ключевая роль города Львова и
"Львовского"    варианта   в   становлении
спектрумовского движения в Советском Союзе
доказана окончательно и бесповоротно.
  Этим  материалом  мы хотели восстановить
историческую справедливость по отношению к
"Львовскому"  варианту, о элементарном су-
ществовании которого так долго молчала вся
спектрумовская  пресса, а также хотели по-
ведать истинную историю зарождения синкле-
ризма в Советском Союзе.
  Перепечатка  данного материала иными из-
даниями всячески приветствуется - ZX-стра-
на должна знать свою историю, а также име-
на людей, которые творили эту историю.
  В  заключеннии  хотим еще раз поблагода-
рить Эдуарда Андреевича за организацию та-
кой  важной  встречи,  а  также благодарим
Андрея Стегницкого за предоставленную тех-
ническую поддержку.

              ──══════════──





Другие статьи номера:

NMI/INT и другие - О проблемах работы c прерываниями по NMI.

Лит. страничка - Ночная смена (продолжение).

Письма читателей - SunLion о газете. Псевдо ПЗУ.

Реклама - Реклама и объявления...

Так кто же первый? - Когда и как появился Первый Отечественный Спектрум?..

Четыре килобайта - Модернизация оболочки.



Похожие статьи:

Respect news - несколько новостей проходящей по просторам Speccy акции Respect.
Этюды - Графический эффект "плазма 2".
Штурм - фирменная инструкция к игре "War in the Middle Earth" ("Война в Сpедиземье").

В этот день...   28 июня